КУЗЯ. История-быль

о пере

Победа над подкожным клещом

С ЧЕГО ВСЁ НАЧИНАЛОСЬ..

Я понятия не имел, откуда он приходит. Здоровенный серый кот с невероятными бакенбардами на огромной голове, пушистый и настолько наглый, что только эпитет «котяра» и приходил в голову при виде этого лохматого безобразия.

Вообще-то это был мой враг. Или, во всяком случае, тот, кто доставлял мне массу ненужных хлопот. Ибо после его визитов гаражные кошки брюхатились и очень скоро в гараже появлялась «мал-мала», кошачья ребятня, часть которой, к сожалению, погибала, а наиболее живучие пополняли и без того многочисленную гаражную популяцию. Погибших я хоронил во дворе, хотя особой радости мне это не доставляло.

Кошки жили в нашем гараже уже лет пять. Их численность постоянно менялась. Законы природы неумолимы, все началось с одной – единственной кошки — прародительницы. К ней то и дело приходили самые разнообразные коты. Так возникла популяция, которую мне приходилось кормить и, по возможности, лечить, а также утилизировать погибших. Этот крест я нес с момента появления самой первой кошки, и это было тяжело. Но долбанная жалость заставляла меня каждый день тратить свои «кровные» на сухой корм, молоко и куриные крылышки, кормить, вылавливать котят для того, чтобы вытереть гной с их больных глаз… ну и много чего еще. А котяра только добавлял мне хлопот, увеличивая популяцию. Да, это был ВРАГ. Но я не воюю с кошками. И вдобавок он был ручной, а это обезоруживало. Его можно было погладить, потискать, взять на руки и почувствовать приятную тяжесть десятикилограммового самца. Так он и шлялся всю осень, зиму и весну, приходя из никому не ведомых мест и уходя неизвестно куда. Хотя было видно, что кот привык к людям и абсолютно доверяет им. Но откуда он мог приходить? Гараж стоял за территорией трамвайного депо, до ближайших многоэтажек было метров пятьсот.

НЕУЖЕЛИ ЛИШАЙ?

Зимой котяра изменился. Он похудел, исчезли его великолепные бакенбарды, шерсть на шее стала заметно короче, на плечах появились пролысины. А потом он и вовсе облысел, на затылке стали заметны расчесы. Лишай! Только этого мне не хватало! Конечно, я взялся бы за его лечение, вот только котяра стал страшно пугливым и перестал мне доверять. Он уже не подпускал меня ближе чем на метр. И в этом не было ничего удивительного, просто ему было плохо…  Как-то раз он явился в ужасном состоянии, шерсти на затылке уже не осталось, по всему телу шли кровавые расчесы. Ужас!!! Но я был готов к подобному. Прикормив кота, я очень медленно приблизился, занес над ним руку… и вылил ему на затылок целый пузырек зеленки!!! Этот самый простой, дешевый и довольно эффективный способ против лишая известен немногим. Но это работает. Котяра рванул с места, с грохотом задел гаражное барахло и «сшибая углы», забился под оборудование, которое было свалено в гараже. И завыл!!! Это был вой «раненой навылет волчицы», если позаимствовать фразу у классика. Он выл минут пятнадцать. Потом затих. А потом и я ушел из гаража с чувством выполненного долга. Да, ему, наверное, было неприятно, и это еще очень мягко сказано… но как еще я мог ему помочь???

Котяра не приходил около месяца. Но когда он все-таки заявился…. бог ты мой, какой же это был ужас!!! Я никогда не видел ничего подобного. Наполовину он был лысый. Страшные расчесы полосами шли по всему его телу, некоторые из них гноились. Из других капала кровь. Правое ухо было наполовину оторвано. В некоторых местах кожа сворачивалась в струпья, под которыми скапливался гной… я не хотел этого писать, но как показать то состояние, в котором находилось несчастное животное? И в таком виде кот забрался на гаражную кошечку и как ни в чем не бывало начал делать свое «черное дело»!!! А кошечка, самая аккуратная и красивая из всей популяции, была вовсе не против! Это выглядело настолько сюрреалистично, что я ушел из гаража, глубоко потрясенный!

Но кота видел не только я. Сотрудники той организации, где я работал и где располагался тот злополучный гараж, тоже видели его. Возникла паника! «Он нас тут всех перезаразит!» — говорили мне со всех сторон. Коллектив был женский, паника уже грозила мне неприятностями. Вину за возможное заражение лишаем я должен был взять на себя. Только лишай ли это? И тогда я очень твердо решил, что попытаюсь вылечить несчастного кота, чего бы мне это ни стоило!!! Надо поймать – поймаю. Отнесу в ветклинику. Заплачу. Короче, сделаю все, чтобы котяра поправился, так как другого выхода просто нет. Он так и будет приходить, это было ясно. И он опасен. Но не убивать же его, черт возьми? Значит, лечить! И вылечить!

Переноску я приготовил заранее. Положил ее в гараже так, чтобы она была под рукой. И он пришел. Выглядел он ничуть не лучше, чем в прежний раз. Но он был голодным, и ему было настолько плохо, что он уже не убегал. Поел, позволил себя взять и покорно полез в переноску.

НЕ ЛИШАЙ! А ПОДКОЖНЫЙ КЛЕЩ!

Не в каждой ветклинике есть стационар для больных животных. Поэтому я сразу направился туда, где такой стационар был. Мне было ясно, что кота надо госпитализировать, все зашло слишком далеко. Ветклиника называлась «Зоосервис». Посетителей с животными в тот вечер не было. Поставив тяжеленную переноску с котом на стол, я решил подготовить симпатичную девушку, встретившую меня, к тому неприятному зрелищу, которое ее ожидало. «Вы, наверное, его не возьмете!» — осторожно начал я, показывая на переноску. «Почему?» — спросила девушка. «Потому что там – кошмар!». «Там у вас кот?» — спросила она. «Кот». «Почему же я его не возьму? Я ведь – Кошкина!». И тут мне в глаза бросилась грамота, висящая над смотровым столом. «ИП Кошкина А.Н.». Вот оно что! У нее есть чувство юмора, это прекрасно! И я осторожно вытащил несчастное животное из переноски, которая оказалась вся запачкана его кровью. Девушка принялась очень тщательно разглядывать кота, комментируя мне то, что она увидела при беглом осмотре:

    • —  Кот старый, возможно даже очень. Видите, клыков уже нет.
    • —  Ухо почти оторвал, бедняга, наверное, сильно чесалось!
    • — Ой, а тут у нас что? Смотрите, какая рана на животе! Шкура на сантиметр разошлась. На гвоздь, видимо, напоролся.
    • —  У него подкожный клещ, демодекоз.

Так это не лишай! – у меня как будто гора свалилась с плеч. «А это лечится?» — я уже понял, что передо мной профессионал, и спросил больше для приличия. «Разумеется, а почему же нет?» — ответила она, обрабатывая коту его страшные раны. Потом сделала укол антибиотика и посадила кота в клетку рядом с другими такими же сидельцами.

ПЕРИОД ЛЕЧЕНИЯ И РЕАБИЛИТАЦИИ

И с этого момента начался период моих ежедневных посещений ветклиники. Оставить кота одного, в незнакомом месте, в тесной клетке и без гарантии своевременного питания, но зато с гарантией сильнейшего стресса от перемены места, я не мог. Надо было поддержать и подбодрить бедолагу. И он ко мне привык, как не крути. Значит, будет меня ждать… Сомнений не было, я должен к нему приходить. И уже на следующий день после работы я поехал в «Зоосервис». На входе в клинику в нос мне ударил сильнейший запах кошачьей мочи. Причем, это был запах КОТА, или лучше сказать, запах крайне озабоченного котяры. Сексуально озабоченного. Все быстро прояснилось. В клинике в вольерах сидели кошки, и мой кот, сразу это унюхав, начал безбожно метить. За что и был перемещен вместе с клеткой в подвал ветлечебницы.

Каждый день, приходя в «Зоосервис», я после короткого общения с врачом шел в подвал и доставал кота из клетки. А потом мы гуляли в окрестностях ветлечебницы, я и котяра у меня на руках. Несколько раз он пытался сбежать у меня прямо из рук. И все же, он ждал меня каждый день. Потому что без наших прогулок, одному, запертому в тесной клетке и днем и ночью, ему пришлось бы несладко. Справедливости ради надо сказать, что девушка – врач в первый вечер выпустила кота погулять по комнате и сразу же пожалела об этом. Ибо сначала котяра попытался удрать, а когда это ему не удалось, забился под шкаф и просидел там всю ночь. С огромным трудом он был водворен обратно в клетку.

Однако каждый день, гуляя с котом, я отмечал те положительные изменения его внешности, которые становились все более очевидны. Царапины от расчесов засохли и стали еле заметны. На голых участках появился пушок. Ухо приросло, хотя так и осталось висеть. Страшная рана на животе превратилась в крохотный шрам. Кот медленно поправлялся, и это было чудом. Между тем, все его лечение сводилось к инъекциям антибиотика, один раз в три дня. И видимо, это было как раз то, что нужно. Через восемнадцать дней я забрал его, наполовину обросшего, грустного, похудевшего, но уверенно выздоравливающего! Принес домой и сфотографировал. Вот его фото, сделанное в тот день.

Затем я отнес его в тот же гараж, откуда забирал на лечение. Он привычно шмыгнул под гаражную мебель и затаился. А я ушел домой, зная, что котяра по-прежнему будет приходить к моим кошкам и делать свое нехитрое дело. Мне же останется делать свое. То есть кормить, лечить и, к сожалению, хоронить. И он действительно приходил, все лето, осень и зиму. Очень скоро он поправился и растолстел, покрылся великолепной лоснящейся шерстью и так распушил свои бакенбарды, что стал похож на мелкую рысь. Теперь это был великолепнейший представитель кошачьего племени, настоящий красавец, мордатый и наглый. К тому времени я уже знал, откуда он взялся. В наше здание приходила за водой маленькая приветливая женщина с девочкой лет пяти. Она работала на насосной станции, расположенной на берегу реки. Девочка приходилась ей внучкой. Что-то подтолкнуло меня спросить, не знает ли она, чей это кот с роскошными бакенбардами приходит в наш гараж и «портит» наших кошек? «Да это Кузя!», — сказала она – «он наш, с насосной». И рассказала, что добрее этого кота она еще не встречала, он всегда очень заботился о своем потомстве, долго не отходил от котят, вылизывая их всех по очереди. И еще сказала, что кот очень стар, и она даже не помнит, когда он родился.

А следующей весной котяра исчез. К лету стало ясно, что с ним что-то случилось, ведь он никогда не отсутствовал так долго. И когда я в очередной раз увидел ту женщину, то естественно, спросил про Кузю. Вот тогда и выяснилось, что Кузя умер от старости. После моего лечения он прожил всего год. Перед самым концом он страшно похудел, а потом исчез, как исчезают уличные коты, когда уходят умирать. Его нашли под лестницей из трех ступенек, у входа в избушку насосной станции. Там же, в огороде, и закопали.

МОРАЛЬ ПРОСТА

Вы спросите, о чем эта статья? Да, в общем, ни о чем. Весь сюжет можно уместить в одной строке. Жил — был кот, и он заболел, а потом вдруг раз! и вылечился. Ну и что из того? Да таких случаев – тысячи! Но идея статьи ложится в тот же сюжетный ряд, что и все остальные. Она про то, что в любом состоянии, уличному или домашнему, старому или молодому, животному нужно давать шанс.

Как-то раз я подслушал разговор в трамвае. Одна женщина говорила другой, что недавно усыпила своего кота, который заболел лишаем. Мне показалось, что это какой – то абсурд! Убить четвероногого друга, почти члена семьи, из-за лишая??? Мне этого точно не понять! Вы спросите, а стоило ли лечить старика, которому и так уже немного оставалось? Думаю, да. Кузя страдал генерализованной формой демодекоза, он уже почти дошел до заражения крови. И он бы точно кончил сепсисом, причем очень скоро. Я подарил ему год. Всего один год. По кошачьим меркам это не так уж мало – целая пятилетка! В благодарность он оставил мне выводок котят, свою мордашку на трех фотоснимках и знакомство с очень хорошим ветеринарным врачом

С уважением

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: