АМАДЕУС. История – быль

Я забрал этого котенка в феврале. Мне позвонила знакомая кошатница и рыдающим голосом сообщила, что идет его усыплять, все равно котенок умрет, и что она устала смотреть, как он умирает… Я посмотрел за окно. Были сумерки. Мела метель, фонарь на столбе уже перегорал и мигал желтым светом. На душе было и без того скверно, а тут еще такая новость… И я решил, что этому не бывать! «Не ходи никуда – сказал я ей, –  я сейчас приеду. Переноску приготовь. Я его заберу».

Амадеус

          Через час котенок был у меня. И тогда я задумался. Итак, что мы имеем: полуживой котенок, переноска, пакетик сухого корма. Вот, собственно, и все. Три недели безуспешного лечения, десять капельниц, уколы антибиотика, витамины. Но ничего не помогало, котенок умирал. Его организм сопротивлялся изо всех сил, а потому умирал он долго, но неотвратимо. Кровавый понос и кровавая рвота каждый час, обезвоживание и интоксикация превратили его серое тельце в подобие половой тряпки. В последний день он заполз в кошачий домик и уже не собирался вылезать оттуда никогда. Панлейкопения, или чумка. Вылечить от этой гадости получается в одном случае из ста!!! Вот и у нас не получилось. Так зачем же я его забрал? Ну, забрал, и забрал. Пусть поживет в моем кабинете. А сколько он проживет? Несколько дней или несколько часов? Такие мысли были в моей голове, когда я возвращался с котенком к себе на работу.

          Войдя в кабинет, я поставил переноску на пол переноску настежь. Котенок выскочил наружу и побежал прятаться. Это было довольно неожиданно. Стресс от перемены места придал ему сил. И ему удалось — таки спрятаться!!! В тот вечер я в первый раз пожалел, что взял его. Потратив на поиски около часа, я нашел негодника на кухне за холодильником. И с этого вечера он уже постоянно сидел за закрытой дверью моего кабинета. Однако надо было что-то делать с его заболеванием. Котенок на новом месте немного ожил, но болезнь не прошла, она готова была вновь превратить животное в тряпочку. И я интуитивно решил, что буду делать следующее:

—  во-первых, отменю все предыдущее лечение ввиду его бесполезности,

— во-вторых, начну делать котенку уколы сильнейшего иммуностимулятора – ронколейкина, причем, если стандартное лечение котенку не помогает, буду глушить его болезнь огромными дозами этого лекарства. Поскольку терять нам все равно уже нечего, попробуем передозировку. Двойную или, лучше, тройную!!!

Так я и сделал. Как ни странно, но с этого момента котенка не вырвало ни разу! Понос у него тоже прекратился! На второй день он подошел к кормушке и попытался поесть. Тогда я окончательно решил, что мы на правильном пути, и лечение продолжилось.

          Через две недели котенок был все еще жив… Вид у него, конечно, оставлял желать лучшего – тощий, взъерошенный, но живой!!! И самое удивительное было в том, что ни одной поносной лужи в моем кабинете не появилось! Дом, откуда я его забрал, весь пропах его выделениями, а здесь – как отрезало!!! И рвота прекратилась. Котенок выжил!!!

          Теперь надо было его пристраивать. Мои сотрудники здорово мне в этом помогли. Сфотографировали, разместили его фото «В Контакте» и на других ресурсах, и это быстро сработало!

          Первой хозяйкой котенка была девушка по имени Маша. Она была сиротой, жила в однокомнатной квартире, и ей был просто необходим пушистый друг. И котенок отправился на постоянное место жительства, к Маше.

          А через месяц его болезнь вернулась. Маша позвонила и сказала извиняющимся тоном, что Макс (так она назвала котенка) ничего не ест, рвется, сидит под диваном, и она не знает, что с этим делать! «Я всю ночь проплакала!», сказала она в заключение. Да, это был удар!!! Я даже не сразу сообразил, что мне теперь предпринять. Но вариантов не было, надо было забирать Макса в кабинет и лечить. Один раз я его уже вылечил, вылечу снова! В тот же вечер я приехал к Маше с переноской и забрал у нее несчастное животное. И с этого момента началась настоящая борьба за его жизнь. Борьба со Смертью. Стало совершенно ясно, что он болеет не чумкой. Весь мой опыт кошатника с многолетним стажем говорил об этом. Ведь в чем особенность чумки? В том, что она убивает. А еще в том, что если она отступает, то уже не возвращается. Как говорится: «вылечил, и забыл». А перед нами был враг еще более страшный, неизлечимый, вызывающий бесконечные рецидивы и убивающий так же неотвратимо – КОРОНОВИРУС! В самой его патогенной форме – FIP. Короновирусный перитонит. Последующие анализы полностью подтвердили мою догадку, это был FIP. Не очень разбираясь в этом заболевании, я углубился в изучение проблемы через интернет. Во всех статьях было написано примерно одно и то же – FIP неизлечим! Была даже такая строчка: «Летальность – 100%». Оптимизма мне это не добавило, но в лечении животных я всегда придерживался принципа: «Жизнь бесценна, даже жизнь котенка. Поэтому вытягивать их с того света нужно до последней возможности, до конца!». Короче говоря, второй раунд битвы за жизнь мы тоже выиграли. Я просто применил другой иммуностимулятор и провел полный курс терапии, включающий капельницы, антибиотики и витамины. Все как в учебнике ветеринарной медицины. Вернул котенка Маше, уже понимая, что будет и третья атака. Просто потому, что короновирус убить невозможно, он всегда возвращается. И ровно через месяц все повторилось снова.

          Я не буду сейчас рассказывать, как мы лечились и чего мне это стоило. Скажу только, что у котенка было пять короновирусных атак, и каждый раз я забирал его у Маши для лечения. И каждый раз мы побеждали!!! Помню случай, когда я вез котенка в автобусе, он вылез из переноски, и у него случилась обильная рвота, он запачкал не только меня, но и сидящего рядом парня! Конечно, мне пришлось сильно извиняться…

          Но кое-что поменялось и в жизни самой Маши. У нее появился парень. Кот — подросток стал для нее обузой. Понимая это, я при наступлении пятого рецидива болезни предложил Маше вернуть мне кота насовсем. Она согласилась, и мы расстались без обид и взаимных претензий. Маша – хорошая, добрая девушка, в этом я нисколько не сомневался и не сомневаюсь. Но ей надо было создавать семью, а тут больной кот…

          И кот окончательно вернулся в мой кабинет. Туда, где состоялась первая и все последующие битвы за его жизнь. Примерно в это же время я получил результат развернутого анализа крови, подтвердившего наличие у него короновируса. И в это же время сработало еще одно объявление о пристройстве кота в добрые руки. Мне позвонили, и приятный женский голос сказал, что наш котик понравился и его желают забрать насовсем! Это была удача, однако именно в этот день пришел положительный анализ на короновирус, и это принципиально изменило ситуацию. Его уже нельзя было отдавать. Когда я его лечил, я еще надеялся, что это не короновирус, а что-то другое. Теперь же стало ясно, что кот обречен и надежды нет. «Летальность – 100%» — стучало в моей голове. И я честно сообщил об этом новой хозяйке. Удивительно, но она сказала: «Я все равно его заберу!». Мне показалось, что я ослышался… «Но ведь он скорее всего умрет! Вам это надо???». «Он не умрет» — сказала девушка. «А может, пусть лучше умрет у меня? – спросил я. «Но я хочу его забрать! Вы же дали объявление!» — возразила она. «Хорошо – сдался я – но подумайте, не торопитесь. Посмотрите в интернете, что такое FIP, а потом решайте». «Хорошо – сказала она – я перезвоню».

           Через полчаса она позвонила: «Я беру его». Я мысленно пожал плечами. Берите. Хотя это какой — то нонсенс! Но я желаю Вам удачи.

«А как его зовут?» — спросила она. «Амадеус» — это имя я дал коту с тайной надеждой изменить его судьбу. Был котенок без имени, и он заболел. Потом стал Максом, но болеть не перестал. Значит, ему нужно такое имя, которое в корне поменяло бы его судьбу. И я нашел такое имя – АМАДЕУС. «Любимый Богом», что может быть лучше для несчастного и насквозь больного животного?

          На этом историю кота по имени Амадеус можно было бы закончить. Сейчас это красавец кот огромных размеров. Он не только выжил, но уже три с половиной года ничем не болеет. «Стойкая ремиссия» — так это называется на языке медицины. Новая хозяйка Катя его очень любит. Они живут в другом городе, и я никогда его больше не увижу. Но фотографии, которые иногда присылает Катя, пополняют мою фогтогалерею спасенных и вылеченных кошек.

Амадеус сейчас

          Какой из всего этого следует вывод? Возможно, кто-то скажет, что кота следовало усыпить. Дескать, зачем мучить животное и себя? Но посмотрите на его фото. Как можно было его усыпить? Ведь он живет и умирать не собирается! Да, его лечение обошлось мне очень дорого. Зато мы оба, я и он, дали бой судьбе и выиграли этот бой!!!

          А всем хозяевам домашних полосатых хочу сказать: допустим, ваше животное неизлечимо больно. Обычная в таких случаях отговорка: «Он ведь мучается!» — это аргумент в пользу бедных! Никогда не опускайте руки! Чудеса случаются, поверьте. Бейтесь с несчастливой судьбой до последнего! Эвтаназия – это самый простой выход, но только потом уже ничего не изменишь. «Он не умрет» — сказала Катя, и кот выжил. Каким бы тяжелым недугом не страдало ваше животное, скажите себе то же самое. «Он не умрет!» А потом просто сделайте все, чтобы он не умер.

С уважением

 

 

Добавить комментарий

%d такие блоггеры, как: